Фестиваль Небо России 2017: как это было (ФОТО)

Какое оно - рязанское небо?

Processed with VSCO with c1 preset

В одной из прошедших статей MICE ТV уже предупреждал вас: однажды влюбившись в головокружительные виды с высоты, вам ни за что не захочется спускаться «с небес на землю». Что ж, со мной это произошло тогда, когда я побывала на Чемпионате России по воздухоплавательному спорту в рамках фестиваля «Небо России». О покорении рязанской высоты, неразговорчивых пилотах и реакции деревенских коров на летающее рукотворное чудо – читайте в репортаже ниже.

Нас было несколько журналистов в составе тура – не всем, однако, удалось поднять себя с постели в 4:30, чтобы оказаться на брифинге перед полетами и рискнуть очутиться в корзине аэростата. Я и не заметила, как одна низкорослая мадам выдернула меня из толпы собравшихся и с резким «пошли быстрей» повела вниз по лестнице – к пилоту воздушного шара, на котором мне и предстояло лететь над еще сонной рязанской землей.

Отрывистое «здрасьте» пилота и явное нежелание поддерживать разговор дало понять – мой спутник либо не слишком разговорчив, либо ему все это не надо. Оказалось, второе: его ответ на вопрос, как высоко мы будем подниматься, прозвучал в духе «а я почем знаю?» Больше я вопросов не задавала.

Уникальная, казалось бы, возможность взять интервью у представителя столь романтичной профессии на деле оказалась весьма несбыточным предприятием: не только со мной отказались вести беседу – многим федеральным СМИ тоже дали «от ворот поворот».  Было ясно — спортсмены не заинтересованы в том, чтобы из соревнований делали шоу. Им нужно занять достойное место на чемпионате, а тут прислали какую-то девчонку, с которой нужно провести в воздухе ближайшие пару часов.

Я решила не напрягать команду расспросами об устройстве воздушного судна и технологии управления им, а стала наблюдать. По прибытии на поле близ села Кораблино, откуда мы и должны были стартовать, профессиональные любители неба стали раскладываться, и уже через каких-то 20-30 минут здесь, словно грибы, стали вырастать огромные аэростаты.

Кажется, что оболочка легко наполняется горячим воздухом и так же легко взмывает ввысь – но на деле пилоту и его команде нужно изрядно повозиться. Сперва из прицепа достают почти 100-киллограммовую корзину, в которую устанавливают горелку, потом на земле расстилают оболочку и стропы. И если с этой задачей кое-как можно справиться самому, то наполнять шар воздухом приходится общими силами: один контролирует работу вентилятора,  другой удерживает прикрепленный к «макушке» шара фал, остальные раскрывают края оболочки пошире. Вскоре приходится удерживать шар что есть мочи: оболочка так и норовит выскользнуть из рук. Фал приотпускают – шар, наконец, поднимается. Команда удерживает корзину весом своих тел – мы с пилотом восходим на борт.

«Без пяти тысяч «рэ» не возвращайся», — напутствовал пилоту его напарник. Я лишь посмеялась: о каких пяти тысячах «рэ» можно вести речь? То, что я сейчас увижу – бесценно!

Пилот поддал газу – корзина стала отрываться от земли. Физически это никак не чувствуется — если не смотреть за борт, кажется что плавно поднимаешься на лифте. Главное не думать, что вас с землей отделяет лишь пластиковое дно корзины и многие сотни метров.

От горелки шел приятный жар – а я боялась замерзнуть в одной джинсовке. Вокруг – открытый воздух, внизу – люди размером с муравья и белая как молоко туманная дымка. Все мы наблюдали рождение нового дня  – какое счастье, что в такие моменты не нужно обременять себя разговорами!

Примерно через 40 минут, однако, картина вокруг стала надоедать. Солнце взошло, туман рассеялся, ноги устали стоять: присесть было негде – справа газовые баллоны, слева товарищ-пилот с навигацией. Тишину, изредка нарушаемую звуком пропановой горелки, прервало беспокойное мычание коров. Как оказалось позднее, местные бабушки сильно сетуют на полеты над их хозяйствами – коровы, мол, пугаются и перестают давать молоко.

Пока я любовалась рязанскими просторами с высоты, мой спутник что-то замерял, проводил манипуляции с воздушным шаром, поднимал ввысь и опускал аэростат, отвечал коллегам по рации. Кстати, связь на высоте есть, а GPS отрабатывает безотказно — теоретически, ориентироваться в небе можно даже без специального оборудования.

За 300 лет люди научились плавно сажать аэростат на землю — но одному пилоту, опять же, с этим не справиться. Команда летчика-профессионала уже ждала нас на месте предполагаемого приземления, чтобы вовремя «поймать» корзину. Летательный аппарат приземлился довольно-таки жестко, сделав перед этим пару-тройку прыжков и оставив за собой следы изрытой земли, но нам с пилотом удалось выпрыгнуть из корзины до того, как она перевернулась на бок.

Шутка ли — но команде теперь предстояло выполнить большую работу по сборке громоздкого аэростата. Для простых обывателей вроде нас с вами полет — приятное развлечение, для них — почти каждодневный физический труд. Может быть, оттого-то они не слишком разговорчивы со своими пассажирами?

Анастасия Буйлова для MICE TV